chitatel2008 (chitatel2008) wrote,
chitatel2008
chitatel2008

Categories:

Воспоминания отца. Детство -2

Все линки здесь

Мое детство ( июль 1927г. – июнь 1941г.)

I. Дошкольные годы (1937-1933гг.)

1. Мои первые воспоминания
2. Мама
3. Папа
4. Женитьба родителей. Семья мамы
5. Переезд в Константиновку. Возвращение в Чауссы
6. Моя болезнь и выздоровление
7. Додетсадовская жизнь
8. Детский сад. Рождение братьев
9. Жизнь Казинки


II. Школьные годы. Учеба в еврейской школе(1933–1938гг.)

1. Нулевка
2. Учеба в 1-4х классах. Моя первая учительница
3. Мои родственники
4. Улица. Река
5. Зима
6. Лес
7. Наш двор
8. Школьные друзья
9. “Враги народа”
10. В деревне у папы
11. Закрытие еврейской школы

III. Школьные годы. Учеба в русской школе (1938–1941гг.)

1. Футбол
2. Кино
3. Травма ноги
4. Учеба в 5м классе. Витя Шелухин
5. Папа
6. Уличные драки
7. Чужие сады
8. Наш дом
9. Строительство самолета
10. Брат Гутик
11. Пионерский лагерь
12. Отъезд Риты и Ефима на учебу
13. Учеба в 6м классе
14. Работа мамы
15. Моя поездка в Оршу
16. Могилев. У тети Кати
17. Последние полные школьные каникулы
18. Болезнь папы
19. Учеба в 7м классе
20. Первая любовь
21. Эдик Пилецкий
22. Шахматы
23. Окончание 7го класса
24. Начало летних каникул 1941 года


6. Болезнь и выздоровление


По приезду в Чауссы мама вплотную занялась моим лечением. У мамы в домашнем хозяйстве было много всяких дел и забот. Но несмотря на это, она каждый день рано рано утром выносила меня на бульвар. Брала она с собой небольшое корыто ( детских колясок в то время не было) и укладывала меня в нем на несколько часов спать на свежем воздухе. Там же она и кормила меня. Так она делала 2 раза в день – утром и вечером.
Воздух на бульваре был чудесным. Бульвар предстовлял собой небольшой зеленый уголок, густо засаженный деревьями. Воздух в Чауссах вообще был чудесным и чистейшим, потому что в ближайшей округе, радиусом 45 километров не было ни одного завода, а автомашин в то время в Чауссах практически не было. Вокруг же Чаусс было много лесных массивов. Мама выносила меня в сад каждый день, все лето и осень.
Воздух ли сделал свое дело или победила беззаветная материнская любовь, но через несколько месяцев я стал поправляться, стал пропадать кашель, на щечках появился румянец, силы и здоровье стали возвращаться ко мне. Правда худеньким я оставался лет до семи. Не знаю сколько здоровья потеряла мама сама, но меня она выходила и на долгие годы вылечила мои больные легкие любовь, но через несколько месяцев я стал поправляться, стал пропадать кашель, на щечках появился румянец, силы и здоровье стали возвращаться ко мне. Правда худеньким я оставался лет до семи. Не знаю сколько здоровья потеряла мама сама, но меня она выходила и на долгие годы вылечила мои больные легкие.

7. Додетсадовская жизнь


Прошло два года, мне исполняется 3 года и я начинаю себя чувствовать маленьким человечком. С тех пор отдельные эпизоды, отрывки из жизни навсегда сохранились в памяти. Хотя очень и очень многие события, лица, явления забылись и навсегда исчезли из памяти, а многие сохранившиеся были незначительны, быстротечны и не заслуживают упоминания.
Основные впечатления у меня в те годы связаны с мамой. В те годы мама была всегда со мной, папа работал в колхозе и домой приезжал, вернее приходил раз в неделю, а Ефим и Рита уже ходили в школу и им было не до меня. Все тепло, все ласки, все внимание исходило от мамы. От Ефима и Риты мне часто доставалось, потому что я совал нос в их дела. Мне страшно хотелось посмотреть их учебники, пописать, порисовать их карандашами, ручкой. Сами они давали мне это делать очень редко. Если же я брал сам без спроса, то соответственно за это получал. Мне нравилось сидеть, смотреть и слушать как они учат уроки. Я старался сидеть тихо, где-то в уголке, потому что при малейшем шуме меня выгоняли из комнаты. Все что я слышал, я впитывал в себя как губка. Мне очень хотелось учиться. К пяти годам я таким путем и с помощью папы уже знал все буквы, умел читать некоторые слова и в пределах 20 складывал и вычитал все числа. Папа очень поощрял мою тягу к учебе и в каждый свой приезд старался позаниматься со мной. Мама меня часто ругала, что я мешаю Ефиму и Рите делать уроки, а папа наоборот упрекал их, что они не хотят со мной заниматься. Мне хотелось побыстрее пойти в школу и самому заиметь книги, тетради, ручку и карандаши, самому сидеть и учиться.
Но до школы было еще далеко. Мне предстояло сначала походить в детский сад. Мне очень хотелось пойти в детский сад и я постоянно об этом просил маму и папу. Всем своим приятелем я уже сообщил, что скоро пойду в детский сад. Хорошо помню разговор о детском саде с папиным знакомым колхозником, который приехал на один день в Чауссы и остановился у нас переночевать. Это было зимой и вечером мы с ним сидели у топившейся “грубки” (подтопок печки) и разговаривали. Мне тогда было три с половиной года. Он меня обо всем расспрашивал и его смешили мои рассказы. Он меня похвалил, что я хорошо рассказываю. А я ему ответил, что я уже большой и скоро как только пройдет зима, я пойду в детский сад.

8. Детский сад. Рождение братьев

Весной 1931 года в один из своих приездов папа повел меня в детский сад. Детский сад был расположен напротив бульвара на той же улице Фрунзе, где был расположен и наш дом. Здание детского сада казалось мне тогда очень большим. На самом деле это был обычный одноэтажный деревянный дом. Отличался он от наших домов, где мы жили, тем. Что имел большие окна, высоко расположенные от земли и состоял из 5ти сравнительно больших комнат. Папа меня привел и оставил с воспитательницей, которую окружало много детей. Вначале я очень растерялся и хотел было даже убежать вслед за папой. Но воспитательница меня чем-то отвлекла, потом я увидел несколько знакомых детей, стал постепенно осваиваться и мне расхотелось убегать.
В детском саду мне сразу все понравилось, и в первую очередь, то, что я мог общаться с большим количеством детей – своими сверстниками. Нравились игрушки, многие из которых я раньше не видел, нравились шумные и веселые игры, общий обед за маленькими столиками с маленькими стульчиками, нравился двор детского сада с игровыми площадками. Во дворе росло несколько фруктовых деревьев на которые можно было залезть и сидеть на суку у самой вершины. Из-за всего этого я стал ходить в детский сад с большим удовольствием. Первое время я там был тихим и спокойным мальчиком. Потом стал “хулиганить”, ввязываться в драки, лазить на деревья, выбегать за пределы двора детского сада. Никогда не давал спуску, если меня задевали. Воспитательница стала на меня жаловаться маме. За что от мамы здорово попадало. В детском саду у меня появились новые приятели. С некоторыми из них я дружил до самого отъезда из Чаусс. Это были Зямя Наймарк, Витя Шелухин и другие.
В этом же году, когда я пошел в детский сад, у нас в семье произошло радостное событие – родился еще один сын – Боря. Я его хорошо запомнил, Был он очень красивый, светлый, голубоглазый малыш с белокурыми кудрявыми волосиками. Помню как мы сидели с ним на половике, на полу и я пытался его научить ходить. В комнату в это время вошла мама и отругала меня за это. Она боялась, что я могу его уронить. Боренька прожил недолго, около года. Он заболел и умер от воспаления легких. В то время воспаление легких у таких малышей было почти неизлечимо.
После смерти Бори мама пошла работать в швейную артель портнихой. У нее добавилась еще одна большая нагрузка ко всем домашним делам. Время тогда было тяжелое и маме пришлось на это пойти. В те годы в 1931-32 гг. в магазинах продуктов питания почти никаких не было, не было даже хлеба. Время было голодное. Помню, как мама поднимала меня в 4-5 утра и мы с ней уходили занимать очередь на получение хлеба. Рита и Ефим учились, они уходили в школу, поэтому мама брала меня с собой, чтобы получить хлеба на двоих. Так я в раннем детстве узнал, что такое очереди, которые потом сопровождали меня всю жизнь. В то время мне было 4-5 лет.
Примерно в это время еще одна беда свалилась на нашу семью. В городе прокатилась эпидемия дизентерии и болезнь не обошла и наш дом. Заболели Рита, Ефим и я. Я почему-то болел тяжело и дольше всех. Мама и папа очень переживали. Состояние у меня было тяжелое и как мама потом рассказала, папа даже заявил, что если еще и я умру, то он больше жить не будет. Но все обошлось нормально, болезнь отступила и мы выздоровели. Во время болезни, вероятно, папа не ездил на работу в колхоз. Я помню, что он постоянно сидел около меня и ухаживал за мной.
Я очень любил, когда папа бывал дома. Как бы он не был занят, он всегда находил время для меня, никогда меня от себя не отталкивал. Он с удовольствием слушал как я считаю, как называю буквы в книге. Папа все время упрекал Риту и Ефима, что они не дают мне свои учебники. В раннем детстве, ну, и, конечно, позднее я очень любил папу. Мне нравилось разговаривать с ним, гладить его колючие щеки, сидеть у него на коленях, ходить с ним гулять.
В феврале 1933 года в семье у нас родился еще один сын – Гутик (Гриша) и мама ушла с работы. Я уже к этому времени был сравнительно большим мальчиком – мне было пять с половиной лет и это событие я хорошо помню. Мама уже не боялась поручить мне и покачать Гутика и проследить за тем как он лежит в кроватке, а позднее и как он ползает, как ходит.

9. Жизнь Казинки


Несмотря на то, что мне нравилось ходить в детский сад, наша улица и в целом Казинка мне по-прежнему очень нравились. Улица всегда была чудесна – зеленая, тихая, спокойная, с электрическими столбами, с деревянными тротуарами. На улице почти всегда было много детей моего возраста , и старше, и младше. С ними было очень увлекательно и весело. На улице можно было поиграть в свои любимые игры: футбол, лапту, чижики и другие. Проезжая часть нашей улицы почти всегда была свободна – очень редко по ней проезжала телега с лошадью. Остальные улицы Казинки были еще более свободными, но они были значительно уже нашей. Поэтому в футбол и лапту мы, как правило, играли на нашей улице.
Вообще Казинка представляла собой район города, в котором жили одни евреи. Занимала 3-4 квартала и несколько прилегающих улиц. Назвали этот район Казинкой, по слухам потому, что когда-то жители этого района содержали много коз. Семьи в домах Казинки были в основном многодетными, имели по трое и более детей. Правда. Уже в те годы стали появляться “интеллигентные” семьи, в которых было только двое детей. Евреи жили и в других районах города, но так компактно только в Казинке.
Чауссы до революции были еврейским местечком, в котором евреи составляли не менее 1/3 населения. Местечковый уклад в 30е годы был сильно нарушен. В первую очередь почти исчезла религиозность среди евреев. До революции и в первые годы советской власти в Чауссах было 4 синагоги. Три из них находились в больших 2х этажных зданиях и одна в одноэтажном здании меньшего размера. Получалось так, что из пяти имеющихся в Чауссах 2х этажных зданий, в 3х были синагоги.
Эти три большие синагоги в 20х годах были реквизированы и превращены в склады. Одна меньшая функционировала примерно до 1931-32 года, а затем и он была также реквизирована. Впрочем в это время была разрушена и церковь и сняты кресты с польского костела. Набожные евреи, которых осталось немного, стали собираться и молиться в частном доме.
Последнюю действующую синагогу я все-таки помню. Помню, было мне тогда 4-5 года, как папа взял меня с собой в синагогу. Меня тогда очаровало праздничное убранство внутри здания, позолоченная отделка витых столбов и всего места, где хранились свитки торы, какие-то красные полотнища с золотыми кистями. В торжественной обстановке стояли и молились несколько евреев, одетых в белые с черными полосами накидки – талесы и твилами на голове (кубики с ремешками). Все вызывало какое-то умиротворение и восхищение. Папа не был верующим, никаких обрядов не соблюдал, но, очевидно, синагогу все-таки посещал. Вероятно. В торжественные дни – в праздники, в субботу – многие евреи, верующие и неверующие, посещали синагогу.
Обряды и обычаи еврейской веры соблюдались очень немногими еврейскими семьями. С годами таких семейств становилось все меньше и меньше. Единственным еврейским праздником, который соблюдался почти во всех еврейских домах, была пасха. Все пекли мацу. Мацы надо было спечь столько, чтобы хватило на целую неделю есть ее вместо хлеба. Организовывали подряд и в каком-то доме пекли несколько дней на 20-30 семейств. Для нас, мальчишек это был праздник. В доме, где пекли мацу, было шумно, многолюдно, нас выгоняли из дома, мы снова заходили. Иногда оказывали и мы помощь – специальными роликами делали насечку на раскатанное тесто. При удачных обстоятельствах удавалось поесть мацу досыта. Мацу пекли за месяц – две недели перед пасхой и до начала пасхи нам ее не давали. Перед самым праздником наводился порядок в квартире. Тщательно мыли и кипятили посуду. В первый день пасхи в каждой семье старались устроить праздничный ужин. Одевались в более нарядную одежду, выставлялась самая лучшая посуда, какая была в доме. Мы дети с нетерпением ждали этот праздник – можно было покушать что-то вкусное и покушать досыта. Во время пасхи, в течение недели полагалось есть только мацу вместо хлеба и есть только кошерную пищу. Обычай отмечать праздник пасхи сохранился до начала войны. Остальные еврейские праздники почти не соблюдались.
В последние предвоенные годы местечковый уклад в еврейских семьях все больше нарушался. При советской власти стало возможным, чтобы еврейские юноши и девушки учились в высших учебных заведениях, причем можно было учиться в любом городе. И многие еврейские дети стали уезжать учиться в Москву, Ленинград, Киев, Минск и другие города. На каникулы они приезжали в Чауссы и привозили с собой веяния больших городов, их культуру, язык и совершенно другие обычаи.
Tags: Россия, еврейская тематика, история, люди, мемуары отца
Subscribe

  • "Аполлон-11", 50 лет назад

    Ровно 50 лет назад, 20 июля 1969 года, в 20:17:39 UTC командир экипажа Нил Армстронг и пилот Базз Олдрин посадили лунный модуль корабля "Аполлон-11"…

  • Тот же путь

    Посол России в Израиле: отношение к ХАМАСу как к террористической организации подрывает мирный процесс Посол РФ в Израиле Анатолий Викторов…

  • От тайги до Британских морей

    Как русские выиграли Третью Мировую Игорь Яковенко: Победобесие – продукт почти двух десятилетий усиленной промывки мозгов В третьей…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments